bulletПолитика
bulletИстория
bulletДискусия
bulletВръзки
bulletКнига за гости
bulletФорум
Р

Р. Русаков

ДЫХАНИЕ ДРАКОНОВ

(Россия, Китай и евреи)

МОСКВИТЯНИН

1995

Р.Русаков. Дыхание драконов (Россия, Китай и евреи)

В монографии — первой работе на эту тему, опубликованной на русском языке после 1917 года, - вводится в научный оборот большой фактический материал о евреях в Китае. Рассматриваются отношения Китая с Израилем и международным сионизмом в настоящее время и делаются некоторые прогнозы на будущее. Особое внимание уделяется анализу политики этих двух сил в отношении

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

ISВN 5-86553-007-0 © Издательство "Москвитянин", 1995

Сдано в набор 20.05.95. Подписано в печать 26 05 95

Формат 60x88/16. Бумага газетная, объем 10 печ. листов.

Тираж 4000. Изд. № 13. Цена договорная.

Оригинал-макет изготовлен ПК "Курсив".

Издательство "Москвитянин", 109028, Москва, Хохловский пер 3 стр. 2 Лицензия - ЛР №060670.

Отпечатано в Московской типографии №2 РАН Заказ № 2 & 9 7

КИТАЙ И ЕВРЕИ

Казалось бы, эти понятия очень далеки друг от друга, но не торопитесь с выводами. Вспоминается анекдот о том, как в КГБ решили сократить одного еврея и, чтобы оправдать это, послали его с трудным заданием в Швецию. Через неделю еврей возвращается, задание выполнил. Тогда его послали в Африку. Приезжает через две недели, опять все в порядке. В КГБ думали, думали: куда же его еще послать? Отправили в Китай. Вот проходит неделя, другая — молчание. Наконец, через месяц еврей возвращается, задание выполнил. Его спрашивают: “Почему же на этот раз так долго ездил?” — “А вы думаете, в Пекине легко найти знакомого еврея?”.

В этом анекдоте есть сразу несколько примечательных моментов: 1) подчеркиваются “особые способности” евреев (сионистская тенденция, характерная для большинства “еврейских” анекдотов), 2) показано, что носители этих способностей якобы подвергаются гонениям, 3) отражено то, что успех евреев зачастую основывается на их тесных связях с единоплеменниками, 4) содержится уверенность, что в Китае-то еврея найти нелегко.

Так вот, вынуждены разочаровать легковерных: и в Пекине, и в других городах Китая встретить “знакомого еврея” совсем нетрудно. Более того, пребывание евреев в этой стране имеет многовековую историю.

Работы на экзотическую тему

О евреях в Китае уже давно существует целая литература, правда, нашему читателю практически неизвестная. Первые работы на эту тему были созданы христианскими миссионерами, начиная с итальянского иезуита Маттео Риччи, который в 1605г. с изумлением обнаружил в Срединной империи апологетов иудаизма. Столетием позже, в 1704г., у евреев Кайфэна (города в провинции Хэнань, бывшей столицы Китая) побывал французский миссионер Жан-Поль Гозани, отметивший, что китайские евреи испытали большое влияние со стороны местных религий (прежде всего конфуцианства и даосизма), поклоняются предкам, как конфуцианцы, а Бога называют “небом” или “верховным владыкой”. В конце того же века, на основе писем миссионеров из Китая, сложились мемуары Габриэля Бротье1, подчеркнувшего, что еврейские общины возникали не только в Кайфэне, но и в Пекине, Ханчжоу, Нинбо, Нинся. В XIX столетии этими колониями заинтересовался Джеймс Финн, который в 1843г. даже выпустил небольшую книжку “Евреи в Китае”, а в 1872г. — книгу “Заброшенная еврейская колония в Китае”2. В промежутке между своими литературными занятиями он служил консулом Британии в Иерусалиме. Наконец, все упомянутые материалы свел в толстый труд “Китайские евреи” Уильям Уайт (1873-1960)3, который долгое время был епископом Хэнани, двадцать пять лет прожил в Кайфэне, поддерживая контакты с еврейской общиной, а затем стал профессором университета в Торонто.

1 Grоtiег. Lеtters еdifiantes et сurieus. Рaris, 1781

2 J.Finn. Тhе Jеws in Сhina. Lоndоn, 1843; Тhе Оrрhаn соlоnу оf Jеws in Сhina. Lоndon, 1872

3 Wh.White. Сhinese Jеws. Тоrоnto 1942

Пропагандируя китайских евреев, христианские миссионеры надеялись показать, какие глубокие корни пустила в этой стране Библия. Кроме того, они верили, по словам католического автора Иове, что им нетрудно будет обратить “кайфэнцев” в христианство. Однако на деле у проповедников почти ничего не получалось, “иначе позднейшие миссионеры обнародовали бы об этом кое-какие сообщения и не отзывались с таким негодованием о китайских евреях”1. Сами “кайфэнцы” тоже недолюбливали христиан, чему обязана своим существованием версия о том, что избиения миссионеров в Китае XIX — начала XX вв. “были подготовлены евреями”2.

На этом фоне особенно жалкими выглядят попытки христиан возвеличивать иудаизм. Например, миссионеры А.Ремюза, Ф.Штраус, С.Жюльен без всяких оснований пробовали найти следы иудейского влияния в древнедаосской “Книге о пути и добродетели” (“Даодэцзин”) и усматривали в случайно подобранных иероглифах “и”, “си”, “вэй” имя еврейского бога Иеговы3, а француз Премар даже возводил к иудейству весь даосизм: “При сличении каббалы иудейской с каббалистикою книг китайских открывается много сходства. Такого рода черты сходства... являются по времени именно после рассеяния среди китайцев и на Востоке евреев, а сами авторы книг принадлежат к секте “Дао”, т.е. последователям Лао-цзы... Секта эта... не именно что есть, как опыт очищения материалистических течений, усвоенных в Китае, совершившийся под вдохновением и влиянием иудейства”4.

Такие псевдохристианские работы великолепно смыкались с сочинениями самих евреев на сходную тему, появлявшимися уже в XVIII-XIX веках. Характерный пример — книжка “Евреи в Китае” (1900г.), написанная Альбертом Кацем5. О нем известно, что он родился в 1858г. в Лодзи, был раввином в Фюрстенвальде, одним из основателей Общества еврейской истории и культуры6. Как именно он понимал свои культуртрегерские задачи, видно из основной мысли его книжки: “Да, китайские евреи могут служить живым доказательством вечности еврейского народа!”7. В аналогичном духе написаны многочисленные статьи в “Еврейской энциклопедии”, “Кастильской еврейской энциклопедии”, “Энциклопедии иудаизма”8.

Одна из сравнительно новых публикаций — брошюра Йозефа Прейса “Китайские евреи Кайфэнской области”, изданная тельавивским музеем Гаарец в 1961г.9. Автор родился в 1884г. в Польше, в семье немецких евреев, учился в Германии и, еще будучи студентом-медиком Мюнхен-

1 А.Кац. Евреи в Китае. Варшава, 1900, стр. 17-18

2 “Евреи в Китае”.— Приложение к газ. “Русский листок” за 1901г.

3 А.Виноградов, История Библии на Востоке. СПб, 1889-95, стр.407

4 P.Premare Vestiges de Dogmes Chretiens retrouves dans les anciens livres chinois. Paris, 1839

5 A.Katz. Die Juden in China. Berlin, 1900

6 “Еврейская энциклопедия”, СПб, б/г., стр.383

7 А.Кац, указ. соч., стр.30

8 “Jewish Encyclopedia”, N.Y. and L., 1903, vol.4, p.36; “Castilian Jewish Encyclopedia”, Mexico, 1948, vol.3, p.325; “Encyclopedia judaica. Year book 1973”, Jerusalem, 1974, pp.183-184

9 J.Preuss The Chinese Jews of Kaifeng-Fu.Tel-Aviv, 1961

ского университета, выступал как активный сионист. В апреле 1933г. Прейс эмигрировал в Шанхай, где стал врачом иностранной колонии. Лечил и членов семьи Чан Кайши, особенно его жену, помогал оседать в Шанхае еврейским беженцам, коллекционировал изделия из нефрита и старинные скульптуры. Одновременно собирал материалы по истории евреев в Китае, но не успел опубликовать их. После китайской революции 1949г. Прейс перебрался в Нью-Йорк, где и умер в 1958г. Свои коллекции и рукописи он завещал музею Гаарец.

А вот представитель еще одного поколения сионистов, обратившихся к еврейско-китайской теме, — Сидней Шапиро, родившийся в 1915г. в Нью-Йорке, получивший юридическое и синологическое образование в США, но в 1947г. оставшийся в Китае. Поселился он в Шанхае, зарабатывал адвокатурой, сотрудничал с КПК, в 1948г. женился на деятельнице китайского театра Фэнцзы, которая впоследствии стала главным редактором журнала “Цзюйбэнь” (“Пьесы”). С 1951г. Шапиро был переводчиком в английской редакции журнала “Китайская литература”, в период “культурной революции” (1966-76 гг.) частично пострадал: его жене не разрешали с ним видеться. Тем не менее, он продолжал работать, а с 1971г. несколько раз ездил в США — на новой волне проамериканской политики, связанной с именами Киссинджера, Никсона, Чжоу Эньлая, Дэн Сяопина. В 1972г. Шапиро перешел в английскую редакцию иллюстрированного журнала “Китай”, в 1979г. выпустил в КНР и США свою книгу “Американец в Китае”, в 1984г. — еще более красноречивую книгу: “Евреи в старом Китае”, восторженно встреченную в США и Израиле!. Впрочем, ничего особенно нового в этой книге нет — обычная история еврейской общины, уже многократно описанная.

В 1993 году он выступил в израильском журнале с очередной статьей на эту же тему. В ней, в частности, он сообщил, что ему известно более 200 “книг, статей и трактатов, написанных в XVIII веке и позже на английском, французском, немецком, латинском, итальянском, португальском, русском, японском и на идише”, в которых рассматривается данная проблема. В статье Шапиро отмечается также рост интереса современных китайских ученых к этой теме и, как следствие, рост числа соответствующих публикаций на китайском языке, “поэтому, — заявляет он, — у нас есть все основания полагать, что в ближайшие годы мы узнаем еще больше о китайских евреях, об их происхождении, жизни и об их вкладе в китайскую культуру”2. От себя добавим, что у нас, с учетом опыта других стран, в том числе России, есть основания полагать, что авторы некоторых из этих публикаций обязательно заговорят о “существенном”, “важном”, а постепенно, возможно, и об “определяющем” вкладе евреев в развитие и китайской культуры тоже.

Китайские работы на сию тему восходят к концу XIX в., когда военный атташе Китая во Франции генерал Чэнь Цзитун, женившийся на француженке (видимо, французской еврейке), выпустил в Париже книжку “Китай и китайцы”, где была и глава о китайских евреях, выдержанная во вполне сионистском духе. “Китайские евреи, — писал здесь автор, —

1 См. “Чжунго”, 1986, № 3, стр.52-53; S.Shapiro. Jews in old China. N.Y., 1984

2.        С.Шапиро. Евреи в старом Китае. — “Ариэль. Журнал израильской культуры”. 1993, № 15, с.59-72

 

 

это оригинальный исторический монумент, который насчитывает 2 тысячи лет существования. Только еврейский народ отличается такой привязанностью к своей национальности. Любой народ в продолжение четырех-пяти поколений полностью ассимилируется, но не евреи: везде, где бы они ни очутились, они остаются верными своей религии, своему характеру и обычаям. Сохранение маленькой расы среди населения в 400 миллионов представляет немаловажный факт всемирной истории”1.

С тех пор аналогичные материалы время от времени появляются и на китайском языке, но они, как правило, носят заемный характер. Таковы, например, переведенные в 1939 и 1941 гг. с английского книги “История евреев” и “Еврейский вопрос”2, статья Цзинь Сяоцзина, опубликованная в 1981г. в КНР3, две статьи, напечатанные в 1986г. гонконгской газетой4. Гораздо больше фактических данных содержит брошюра доцента исторического факультета Фуданьского университета (Шанхай) Ван Циньюя “Евреи в старом Шанхае”5, но и она написана с просионистских позиций. Недаром Ван Циньюй ездит с соответствующими лекциями по Израилю и США, где его весьма тепло принимают.

В своем подавляющем большинстве /китайцы не имеют понятия о том, что такое сионизм и какую опасность он собой представляет. Характерно, что во многих китайских справочниках нет даже слова “сионизм” или оно переводится следующим образом: “стремление евреев воссоздать свое государство” (“ютай фуго чжуи”). Это толкование, предельно суживающее смысл сионизма и скрывающее мечту евреев' о мировом господстве, очень выгодно для сионистов.

Наши читатели, вероятно, будут удивлены, узнав, что работы о китайских евреях есть и на русском языке. Это перевод книжки А.Каца, сделанный в том же 1900г. и содержащий интересное приложение — корреспонденцию Я.Лиховицкого о беседе с китайским ученым в Буэнос-Айресе. Это статья “Китай” из “Еврейской энциклопедии”, изданной в Петербурге в начале XX века. Это разделы из книг А.Виноградова, П.Балакшина, Р.Хеннига, Г.Мелихова6. Но и упомянутые работы отмечены просионистским духом. Например, Алексий Виноградов, иеромонах Киево-Печерской лавры, бывший член Императорской российской духовной и дипломатической миссии в Пекине, утверждает, что, “рассеиваясь по всему миру, израильтяне являлись передовыми миссионерами и благовестниками Богооткровения в разных странах мира даже до Рож-

1 Tscheng-Ki-Tong. China und die Chinesen. Dresden-Leipzig, 1896, s.203-205

2 Cм.L.Browne. The Story of the Jews.Shanghai, 1939; L.Golding. Jewish Problem, Chungching, 1941

3 Цзинь Сяоцзин. Китайские евреи. — “Шэхой кэсюэ чжаньсянь”, 1981, N9 4

4 K.Sinclair. In search of the China Jews; Keeping the faith through centuries. — “Sunday morning post”, May 18, 1986

5 Ван Циньюй. Евреи в старом Шанхае (Цзю Шанхай ютайжэнь). Шанхай, б.г.

•6 См. А.Кац, указ. соч.; “Еврейская энциклопедия”, СПб, б.г., т.9, стр.491-501, А.Виноградов, указ. соч.; П.Балакшин. Финал в Китае. (Возникновение, развитие и исчезновение белой эмиграции на Дальнем Востоке). Сан-Франциско-Париж-Нью-Йорк, 1958; Р.Хенниг. Неведомые земли. М., 1961-62, т.1, стр.374-376; Г Мелихов Маньчжурия далекая и близкая. М., 1991, стр.294-295

дества Христова. Являясь в Китай в разные времена и разными путями до разрушения Иерусалима и после, они утверждаются в некоторых пунктах, устрояют свои общины и синагоги, имеют для того не только книги Ветхого Завета, но и прочие Богослужебные”1. Особой ценностью, с точки зрения А.Виноградова, обладает “идея еврейского народа о Мессии, сохранившая глубокий смысл среди китайских евреев, более здраво относившихся, под влиянием китайского просвещения, к ожидаемому Царю мира: ...он не будет завоевателем, но великим учителем, пророком — подобным Моисею. Его миссия не в пролитии крови, но в примирении и спасении народов...”2.

Итак, иудаизм в Китае оборачивался, по А.Виноградову, сплошной идиллией. Единственный недостаток состоял в том, что чаяния иудаистов не осуществились, так как евреи в этой стране к XVIII веку якобы полностью ассимилировались.

Одной из немногих антисионистских работ на разбираемую тему является брошюра Иштвана Бакони “Китайский коммунизм и китайские евреи”, написанная по-венгерски, переведенная в 1969г. на французский язык в Париже, а затем на английский в Лос-Анджелесе. Автор этой брошюры, видимо, эмигрировавший из Венгрии, считает главными силами в мире империализм, коммунизм и иудаизм3, с чем в немалой степени можно согласиться. К сожалению, первую из этих сил он почти не трогает, о чем еще будет речь.

В заключение данного раздела следует отметить, что предлагаемая вниманию читателей книга “Дыхание драконов” является первым в России после 1917 года монографическим исследованием рассматриваемой проблемы. В Советском Союзе по причинам как научного, так и политического характера не велось ее сколько-нибудь широкого и интенсивного изучения. Проблема эта, между тем, весьма многогранна и включает в себя, в частности, такие аспекты, как сопоставительное исследование идеологии, психологии и политики китайского национализма и сионизма, взаимоотношений и взаимодействия Китая и сионизма на мировой арене, а также в отдельных странах и регионах. Несмотря на очевидную политическую и научную актуальность вышеперечисленного круга вопросов, данную работу оказалось возможным издать только в условиях разрушения СССР и почти 20 лет спустя после начала работы над темой.

В то же время события последних лет еще более подтверждают важность данного исследования. С одной стороны, уже достаточно отчетливо высветилась зловещая роль сионизма как в русской истории, так и в современных событиях, происходящих в нашей стране. Эта роль постепенно осознается в самых широких слоях русского общества, хотя дается это дорогой ценой. С другой стороны, не утрачивает своей остроты для России и китайская проблема, хотя, как ни странно, понимают это далеко не все, о чем еще будет сказано ниже. Более того, по мнению автора, пора прямо сказать о существовании реальной угрозы России с востока, которая возрастает по мере развития неблагоприятных для нашей страны

1 А.Виноградов, указ. соч., стр 1

2 Там же, стр.1089

3 I.Bakony. Chinese Communism and Chinese Jews. Los-Angeles, N.Y., p. 1

 

 

изменений в соотношении сил с Китаем, К тому же эта угроза становится все более многоплановой, наряду с ее военно-политическими аспектами растет значение экономических, научно-технических, демографических факторов.

Казалось бы, столь любимый теоретиками “нового мышления” и “радикальных реформ” в России тезис о росте взаимозависимости государств современного мира должен подтолкнуть к тому, чтобы посмотреть, как эта взаимозависимость проявляется в действиях пекинского руководства и сионизма в отношении друг друга и третьих стран, например, России. Однако, как и двадцать лет назад, проблема “Китай и сионизм” отсутствует в планах научных исследований российских китаеведческих центров, не предусмотрено и финансирование работы в этой области.

Что касается сионизма, то в постперестроечной России научных центров, изучающих данную проблему, просто не существует. Единственная в нашей стране лаборатория по изучению Израиля, созданная в период так называемого “застоя” в Институте востоковедения АН СССР, несколько лет назад благополучно прекратила свое существование.

Необходимо, однако, сказать и о том, что саму тему сионизма в русской науке и публицистике закрыть не удалось, несмотря на все препятствия, чинимые исследованиям в этой области сионистскими кругами, имеющими в современной России мощные рычаги политического, финансового и идеологического влияния. Наоборот, усилиями честных русских писателей и журналистов, ученых, общественных деятелей, предпринимателей за последние годы общественность нашей страны получила, наконец, доступ к литературе по данной проблеме, в том числе к книгам, за хранение которых после 1917 года прорвавшиеся к власти в России сионисты просто расстреливали. Появились и новые исследования.

Автору книги “Дыхание драконов”, посвященной китайскому аспекту проблемы сионизма, в последние три года удалось с учетом новых фактов в определенной степени доработать и пополнить свою работу, уточнить некоторые ее положения и выводы. Вместе с тем, многие ценные материалы и даже целые сюжеты остались за ее пределами и нуждаются в дальнейшем исследовании. Однако, как мы считаем, ждать с публикацией результатов, которые уже получены, в нынешних условиях нецелесообразно. С учетом этих соображений и принято решение вынести работу на суд читателей.

Поиски одного из утерянных колен

Когда же евреи появились в Китае? На этот вопрос разные исследователи отвечают по-разному. Наиболее рьяные из них утверждают, что еще в библейские времена, и ссылаются на книгу пророка Исайи, который возвещал: “Они придут издалека; одни с севера, другие с запада, третьи из земли Синим” 2. Прейс подчеркивает, что слово Синим очень близко названию древнего китайского царства, а затем и императорской династии Цинь2. Кац как бы добавляет к этому соображения о торговле шелком: “У древних народов шелк ценился очень дорого и, вероятно, пользовался не меньшим значением и у евреев, у которых роскошь во времена Исайи

1 “Исайя”, гл.49, ст. 12

2 J.Preuss, op cit., p.6

значительно развилась. Не исключена поэтому возможность того, что многие из евреев, присоединявшихся при царе Соломоне к финикиянам для заморских предприятий, достигли и китайских берегов и там основали торговые колонии. Известно, что между товарами, которые финикияне привозили из своих морских путешествий, находились пряности и ткани из Индии и шелк из Китая”1.

Тот же А.Кац сообщает:

“В 720г. до христианской эры, на шестом году царствования иудейского царя Гошеа, Самария была покорена ассирянами. Ассирийский царь Сал-манассар заставил израильтян покинуть страну и поселил их в Халахе и в Хаворе, при реке Гозан и в городах мидийских”2. Все исследователи согласны, что под именем Гозан понимается главная индийская река Ганг и поэтому не будет ошибочно допущение, что китайские евреи происходят из “десяти колен Израилевых”, уведенных в плен Салма-нассаром, и что через Индию они перешли в Китай... Бесспорно, что между Индией и Китаем поддерживались сношения с самой глубокой древности, еще задолго до династии Цинь”3.

Сионисты, искавшие “десять утерянных колен израилевых”, по словам “Еврейской энциклопедии”, “значительно расширили сведения о евреях Абиссинии, Аравии, Индии и Китая и содействовали сближению их с европейским еврейством (см. Абиссиния, Бени-израилиты и Китайские евреи). К сожалению, некоторые из этих людей не сумели освободиться от тяготеющей над всем вопросом о Д.-К. легенды... Вот, например, что писал в 1848г. иерусалимскому ученому Иосифу Шварцу иудаистский священник Моисей Яффа из Калькутты: “Я получил точные и достоверные сведения в Китае о реке Самбатионе. Известный коммерсант Сассун послал по торговым делам в Кантон своего сына Абдаллу вместе со служителем, которого я лично знаю как честного человека. Последний [рассказал мне], как один китаец... во время своих путешествий вглубь Китая... собственными глазами видел реку, которая шесть дней кряду брызжет песком и камнями, а на седьмой отдыхает и становится проходимой. Купцы, однако, и тогда не осмеливаются вступать в обтекаемую рекой область, а, переходя реку, оставляют свои товары на берегу; в следующую субботу они находят там или деньги, или свой же товар”. Дальше служитель рассказал, что... в Северном Китае только что где-то открыли свыше 200.000 бородатых и кудрявых мужчин, которые, несомненно, евреи, так как китайцы бреют бороды и носят косы”4.

Интересно, впрочем, что даже “Еврейская энциклопедия” подвергает сомнению легенды о десяти утерянных коленах, считает эти легенды “слишком смелыми”5.

Большинство авторов, старающихся встать на историческую почву, полагают, что первые евреи попали в Китай сухопутным путем. Например, в Ветхом Завете упоминается о том, что царь Соломон (около 1000г.

1 А.Кац, указ. соч., стр.6-7. См. также: Lasson. Indische Alterthumskunde, 1, 1028

2 2-я кн.Царств, гл. 18, ст.2

3 А.Кац, указ. соч., стр.7;

4 “Еврейская энциклопедия”, т.1, стр.143-144

5 Там же, т.9, стр.491

 

до н.э.) несколько раз посылал свой флот к устью Инда и проложил караванный путь в Индию. По последнему из этих путей шли, в частности, йеменские евреи, которые селились в торговых пунктах, распо- ложенных на всем караванном пути. Кроме того, известно, что уже в VIII веке до н.э. еврейские поселенцы находились на территории Персии1.

Тексты каменных стел и древних книг еврейской общины г. Кайфэна свидетельствуют о тесной связи китайских евреев с Персией. Более того, кайфэнские евреи, вслед за персидскими, считали, что в древнееврейском алфавите 27 букв, а не 22, и делили Пятикнижие на 53 раздела вместо традиционных 54-х2.

Очевидно, евреи попадали в Китай в разное время, сравнительно небольшими группами: либо к родственникам, либо покидая Персию из-за преследований, которым их подвергали местные правители с III в. н.э. Кайфэн был одним из конечных пунктов караванного пути, а во времена правления династии Сун (Х-ХII вв.) стал столицей китайской империи и центром торговли шелком.

А вот версия, выдвинутая популярным в свое время среди некоторых кругов российской интеллигенции историком Т.Н.Грановским в работе “Судьбы еврейского народа”, написанной еще в студенческие годы. В ней он впервые обращается к Китаю, называя его самым удаленным местом эмиграции евреев после захвата Римом Иерусалима. “Евреи, — пишет Грановский, — проникли в Китай и основали там в Ка-ин-фу колонию, которая существует до сих пор”3. Что касается источников, которыми вдохновлялся молодой исследователь в работе над столь специфической темой, то пока мы можем о них только догадываться.

Свидетельств того, что китайцы сами торговали шелком за пределами своей страны, нет. Эту торговлю вели в основном сирийцы, персы и парфяне. По-видимому, среди купцов было много евреев, игравших важную роль в торговых связях Китая с восточными владениями Римской империи. Уже во времена династии Тан (VII-IX вв.) часть глиняных фигурок, которые обычно клали в захоронения, изображали людей с явно семитской внешностью — с характерными носами и курчавыми бородами4.

Еще одна группа еврейских поселений располагалась в прибрежных районах Китая: Кантоне, Амое, Фучжоу, Нинбо, Ханчжоу. Евреи, поселившиеся в этих городах, возможно, прибыли из Индии морским путем. Некоторые синологи (Пельо, Шаванн, Лауфер) полагают, что евреи попали в Китай только морским путем и впоследствии переселились в Кайфэн из прибрежных районов. Этa точка зрения не представляется бесспорной, если учесть огромные расстояния, которые надо было для этого преодолеть, а также примитивные средства передвижения в старом Китае. Кроме того, в этом случае наиболее крупные еврейские поселения

1 J.Preuss, op.cit.,p.3

2 Ibid., p.5

3 Саран А.Ю. Китай в системе исторических взглядов Т.Н.Грановского.— В кн.: И не распалась связь времен. М., 1993, с.189

4 J.Preuss, op.cit., p.4

образовались бы именно в прибрежных районах Китая, а не в глубине страны, как было на самом деле1. Уже упоминавшийся нами Шапиро приводит свидетельство китайского историка династии Юань (XIII-XIV вв.): “В сахарной компании города Ханчжоу богатые евреи и мусульмане занимают все должности”2. Что ж, в своем стремлении к занятию должностей евреи во все времена демонстрировали завидное постоянство!

В результате различных хронологических изысканий “Еврейская энциклопедия” приходит к выводу, что евреи поселились в Срединной империи в период династии Хань (Шв. до н.э.—Шв. н.э.). А.Кац отдает предпочтение начальной из этих вех, а Й.Прейс соглашается на последнюю3. Однако “первое несомненное указание на пребывание евреев в Китае относится к 878г. христианской эры. В повествовании Ибн-Саида о резне, устроенной в городе Гань (Кантон) мятежником Бай Ху, говорится, что при этом “было умерщвлено до 120000 магометан, евреев, несториан и магов (персов)”4. Тем же столетием датируется самое раннее свидетельство о критике иудаизма в Китае. В 871г. танский император Ицзун, беседуя с арабским путешественником Ибн-Вагабом, показал ему изображения разных пророков. Ибн-Вагаб заметил: “А вот Моисей со своим жезлом и сынами Израиля!” Император сказал: “Так. Но Моисей (тут) играет ничтожную роль, и весь руководимый им народ кажется слишком мало расположенным повиноваться ему!”5. Конечно, это не очень острая критика, почти не развитая впоследствии, но все же любопытная.

В современном Израиле утвердилась, насколько можно судить, точка зрения, согласно которой благоприятная обстановка для расселения евреев в Китае сложилась в эпоху Тан, так как танские императоры в целом “терпимо относились к чужим религиям и поощряли евреев селиться в стране”6.

Подведем итог сведениям, изложенным в данном разделе, цитатой из книги Генри Форда, который не знал всего этого в подробностях, но, будучи человеком талантливым не только в бизнесе, глубоко проник в суть проблемы. Он писал: “Если бы еврей мог сделаться продуктивным работником и соработником, то, по всей вероятности, расселение еврейства не приняло бы всемирного характера. Но так как он сделался торговцем, его инстинкт гнал его во все концы обитаемого мира. Евреи уже в ранние времена появились в Китае...”7.

Община в центре Китая

Еврейская община в г.Кайфэне многие века группировалась вокруг синагоги, построенной в 1163г. Самая ранняя из сохранившихся рядом с ней надписей (1489г.) гласит, что при династии Сун в Китай прибыла группа евреев из 70 семей, которой император разрешил поселиться в

1 Ibid, р.6

2 С.Шапиро. Евреи в старом Китае. — “Ариэль”, 1993, № 15, с.69

3 Еврейская энциклопедия, т.9, с.491; А.Кац Указ. соч.,с.8; J.Preuss, op. cit., p.5

4 Там же

5 Цит. по: А.Виноградов. Указ, соч., с. 127-128

6 Менаше Хар-эль. Евреи и Великий Шелковый путь.—“Ариэль”, 1993, № 12, с.12

7 Г.Форд. Международное еврейство. М., 1993, с.35

'

Кайфэне. Следующая надпись (1512) утверждает, что евреи приехали в период Ханьской династии, то есть на тысячу лет раньше, а третья, самая поздняя надпись (1663) относит их прибытие еще к более раннему времени. Это, видимо, означает, что иммигрантам было важно доказать свои глубинные корни в Китае.

Из тех же надписей мы узнаем, что синагога часто разрушалась, причинами чего были стихийные бедствия или пожары. Например, в 1461г. вышедшая из берегов Желтая река (Хуанхэ) разрушила большую часть сооружений синагоги. Пострадали от наводнения и свитки со священными текстами, но еврейская община восстановила их, скопировав тексты, хранившиеся в общинах городов Нинбо и Нинся. Синагогу также восстановили и в память об этом в 1489г. соорудили плиту1.

Кайфэнская синагога была построена по типу китайского храма. Однако последние обычно обращены входом к югу, а синагога — к востоку. Иными словами, во время службы молящиеся; находившиеся в синагоге, обращались к западу, в сторону Иерусалима. Смысл такого символического размещения был мало кому известен, поскольку к XVIII в., когда еврейскую общину вторично посетили иезуиты, ее члены уже утратили исторические традиции, связанные с Палестиной. Синагогу называли “ли-байсы”, т.е. просто храмом. Служащих синагоги именовали малопонятными транскрипциями (усыда, яньдула, маньла) некитайского — возможно, персидского происхождения.

До этого синагога именовалась Цинчжэньсы, или Храм истины и чистоты: такие названия давали своим мечетям в Китае мусульмане2. Вообще, китайцы часто путали иудеев с мусульманами — может быть потому, что и те, и другие не употребляют в пищу свинину, весьма распространенную у китайцев. В лучшем случае иудеев называли “мусульманами в голубых шапочках” (“лань мао хойхой”). И такая путаница, по-видимому, устраивала иудеев, не желающих слишком афишировать свое происхождение.

При Кайфэнской синагоге “имелось особое отделение для осмотра мяса и извлечения недозволенных в пищу жил... Китайцы были так поражены обычаем, что назвали евреев “выдергивателями жил”(тяоцзиньцзяо)”3. Как известно, евреи не ели жилистое мясо в память об Иакове, который по преданию был наказан за схватку с Ангелом — его жилы “съежились”.

Впоследствии кайфэнские евреи изменили свое название на другое: “цзяоцзинцзяо” или “верующие, которые обучают святому писанию”. Слова “еврей”, “иудей” и т.д. не встречаются в надписях синагоги. Слово “Израиль” (Ицзылоэ) употреблялось для обозначения религии, а также самих верующих4.

Принцип построения синагоги и некоторые религиозные обычаи кай-фэнских евреев говорят о том, что процесс ассимиляции с местным нееврейским окружением начался достаточно давно. Об этом свидетельствуют и каменные стелы, древнейшая из которых датирована 1489г. Это не еврейский обычай: такие стелы устанавливались возле кон-

1 См. J.Preuss, op, cit., p 7

2 Ibid.,p.8

3 “Еврейская энциклопедия”, т,9, стр.500

4 J.Preuss, op. cit., p. 19

фуцианских храмов и мусульманских мечетей. Ни на одной стеле нет надписи на древнееврейском языке — они сделаны китайскими иероглифами. Все евреи, о которых упоминается в надписях, носили китайские имена. В текстах стел много выдержек из сочинений Конфуция и ни одной — из древнееврейских священных писаний. Создается впечатление, что составители этих надписей специально стремились установить параллели между своей религией и верой соседей1.

Даже сейчас американский сионист Деннис Левенталь, обосновавшийся в Гонконге, утверждает: “Иудаизм и конфуцианство имеют нечто общее. Конфуций учит этическому гуманизму, а иудаизм — этическому монотеизму”2. В прежние времена китайские евреи претендовали на большее и под шумок писали о превосходстве иудаизма над конфуцианством, как в стеле 1505г.: “Хотя наша религия (цзяо) и согласуется во многих отношениях с религией ученых (жу-цзяо), с малой от последней разницей, тем не менее, очень многое в ней выражаемое направлено к более лучшему и совершенному Небопочтению (цзинтянь), или Богопочтению, и служению предкам, с коими неразрывны верность Государю (чжунц-зюнь), послушание родителям (сяоцинь) и справедливость”3.

По внешнему их виду, нравам и привычкам кайфэнских евреев “почти нельзя отличить от природных китайцев, — пишет А.Кац. — Только черты лица и наречие — китайско-персидско-еврейский жаргон — обличают в них евреев”4. Под внешним видом, вероятно, подразумевается одежда, так как известная специфичность черт лица не отрицается, и это в общем

правильно.

В период своего расцвета еврейская община Кайфэна насчитывала несколько тысяч человек. Довольно длительное время евреи занимали заметное положение в этом городе: среди них были видные чиновники, судьи, врачи, крупные землевладельцы, ученые5. В расчете на еще большее доверие это отражено и в одной из надписей синагоги: “Они занимаются с успехом земледелием, торговлей, государственной службой, военным делом и пользуются большим почетом за верность и строгое исполнение предписаний своей религии”6. Некоторые из перечисленных функций сохранились за “кайфэнцами” даже в начале XX века. “Мне донесли, -сообщил в 1900г. шанхайский еврей С.Соломон лондонскому главному раввину, — что полковник германской армии Леман из Цзя-очжоу несколько месяцев находился в 100 милях к юго-востоку от Кайфэна и видел там около 500 туземных евреев, большинство которых занимается торговлей шелком”?.

Примерно с XVI века кайфэнская община начинает приходить в упадок. И хотя упадок этот был весьма странным, продолжавшимся несколько столетий, стоит рассмотреть его основные причины. Одна из них состояла в том, что в XVI веке турки, обосновавшись на Ближнем Востоке, бло-

1 Ibid

2 К.Sinclair, op. cit., p.9

3 Цит. по: А.Виноградов, указ, соч., стр.58

4 А.Кац, указ, соч., стр.11

5 J.Preuss, op, cit., p.18-19

6 “Еврейская энциклопедия”, т.9, стр.492

7 “The Jewish World”, 22.VI.1900

 

кировали торговые пути в Аравию, Персию, Индию, Китай и фактически пресекли торговлю между Ближним и Дальним Востоком. В том же XVI веке европейские государства проложили морскую дорогу на Дальний Восток, а старый караванный путь был заброшен. В результате этого евреи, жившие в центре Китая, оказались совершенно изолированными от своих соотечественников.

Находясь в изоляции и являясь по преимуществу торговцами, они почти не могли претендовать на другие профессии, доступные местному населению, что еще больше ускорило их экономический упадок, за которым следовал и культурный.

Даже самые ярые сионисты признают, что среди причин упадка Кайфэнской общины “мы не можем назвать антисемитизм. Китайские императоры не преследовали евреев за национальную или религиозную принадлежность, как это делалось в других странах. Можно только гадать, почему мусульмане постоянно и стремительно пополняли свои ряды, развившись к сегодняшнему дню в одну из самых многочисленных религий Китая (около 30 млн. человек), тогда как иудаизм, несмотря на свою более древнюю историю, более раннее появление в Китае и более прочные позиции в других странах, не прижился в этой стране”1.

А гадать тут, собственно, нечего — достаточно вспомнить о кастовости иудаизма, созданного исключительно для евреев, и гораздо большей открытости ислама. Вместо этого Й.Прейс продолжает твердить о “полной изоляции евреев, живших в Китае, от братьев по религии в других странах в течение почти десяти веков. Китайские евреи... утратили традиции своих предков, знания об их священном языке, а вместе с ними — и возможность читать Священное писание, которое никогда не переводилось на китайский язык”2.

Кроме того, “в течение нескольких веков евреи Китая были вынуждены жить в условиях эндогамии, что, естественно, привело к снижению рождаемости, а также к смешанным бракам с китайским населением. Многие евреи покинули общину, уехав из Кайфэна, и это еще больше сократило их численность. Некоторые из покинувших колонию, утратив связь со своим культурным и религиозным центром, приняли мусульманство”3.

Насчет эндогамии Й.Прейс лукавит: она у “кайфэнцев” была, как пра-^вило, односторонней. Уже цитированный выше Иове сообщает, что “китайские евреи женятся только на своих единоверках, но нередки у них и случаи заключения браков с природными китаянками. Однако они строго следят за тем, чтобы дочери их не выходили замуж за язычников. Этого правила они придерживаются вследствие того, что, по китайским обычаям, жена во всем следует примеру мужа и остается в доме его родителей. Язычница, находясь в замужестве за евреем или магометанином, принимает веру своего мужа и наоборот”4.

Итак, главное — подчинить супруга своему и клановому влиянию. Но даже в тех случаях, когда этого вроде бы не происходит, дело обстоит достаточно сложно, на что обращает внимание И.Бакони: “В Китае, как

1 J.Preuss, op. cit., p.29

2 Ibid

3 Ibid

4 А.Кац, указ, соч., стр.20

и в других странах, общины ашкенази, сефардов, арабских, индийских, русских, германских, румынских и других евреев с самого начала разрешали своим членам браки с китайцами. Дети от этих браков могли вновь сочетаться с китайцами и утрачивать внешнееврейские черты. Однако фактически пятая колонна израилитов тем самым усиливалась, потому что отпрыски смешанных браков становились тайными евреями. И хотя число их, вероятно, было не так уж велико, их необходимо учитывать при изучении проблем еврейства в Китае”1.

Народное восстание тайпинов (1850-64 гг.) пришлось не по вкусу еврейско-китайским предпринимателям, в результате чего “многие евреи оставили Кайфэн и переселились в другие места”2. Как подчеркивал во второй половине ХIХв. один очевидец, “часть этих евреев удалилась в соседнюю провинцию Чжэцзян и выбрала себе местом жительства город Ханчжоу... Другая часть их поселилась в Амое, принадлежащем к провинции Фуцзянь. Многие рассеялись по всему Китаю и даже очутились в Пекине. В Ханчжоу и Амое синагог нет. В Кайфэне численность евреев достигает 10.000, в Ханчжоу — от 1.000 до 2.000, а в Амое значительно больше”3. На рубеже XIX-XX веков, по словам А.Каца, “от кайфэнских евреев осталась только небольшая горсть, но они уже потому заслуживают нашего вели чайщего удивления, что десятки веков выдерживали натиск окружающей их многомиллионной китайской массы”4.

Сионисты, естественно, пишут о “кайфэнцах” в сентиментально-элегическом духе, но на самом деле история китайских евреев на этом отнюдь не закончилась: часть из них постепенно эмигрировала в Палестину (эти желтокожие иммигранты живут в Израиле и сейчас, причем расцениваются они в расистском государстве так же низко, как “черные евреи” из Африки5.), а часть весьма успешно проникла в руководящие круги гоминьдана и КПК. Еще большую роль сыграли инъекции со стороны международного сионизма, который изо всех сил старался подготовить почву для сближения Китая с США, Израилем и другими государствами, для конфронтации между Китаем и нашей страной.

Открытие китайских евреев Западом

Первым из европейцев о них упомянул, по-видимому, Марко Поло, который сообщил, что евреи имели определенное влияние в Китае XIII в., при космополитической монгольской династии Юань, и что в 1286г. они жили в Ханбалыке (Пекине). Несколько позднее о них заговорили китайские хроники: в 1329г. (по случаю восстановления налога с иноверцев) и в 1354г., когда богатых мусульман и евреев пригласили в столицу, чтобы они вступили в армию для подавления народного восстания". А служба в армии — это, как известно, знак особого доверия.

1 I.Bakony, op. cit., p.29

2 “FrankfurterZeitung”, v,25 II.99. № 327

3 Шт. по: А.Кац, указ. соч., стр.28

4 Там же, стр.11

5 Е.Ниссес. Сионистская западня. Симферополь, 1976, стр.35

6 J.Preuss, op. cit., p.7- 8

В 1642г. уже при династии Мин (XIV — середина XVII вв.), Кайфэн осадили другие повстанцы, во главе с Ли Цзычэном. Командиром защитников города был еврей Ли Гуаньтянь, получивший немало наград за свои заслуги. Чтобы спасти город от нападения, он разрушил дамбы Желтой реки — Хуанхе, и мятежникам пришлось отступить. Правда, при этом погибла большая часть населения — около миллиона человек, но это, видимо, не очень волновало Ли Гуаньтяня. Известно также, что была разрушена синагога, утеряно много древнееврейских рукописей. Уцелевшие евреи — не более двух сотен семей — покинули Кайфэн, отправились на север, затем некоторые из них возвратились обратно. Еще позднее офицер императорской армии еврей Чжао Чэнчжи вновь организовал общину и с высочайшего разрешения восстановил синагогу. По случаю этого деяния в 1663г. даже была сооружена специальная памятная плита2.

Одна из еврейских рукописей в Китае содержит своего рода генеалогический реестр, написанный между 1660 и 1670 гг. В нем частично на китайском, частично на древнееврейском языке записаны имена 53 мужчин и 259 женщин, принадлежащих к семи кланам. Наиболее популярные в реестре имена — это Моисей, Иосиф, Аарон, Иегуда, Абрахам, Израэль. Женских имен мало: обычно к фамилии семьи добавляется просто “Дочь Адама” или “Дочь Израиля”. Отсюда же мы узнаем, что некоторые евреи в Китае имели по несколько жен. Судя по именам, многие женщины были нееврейского происхождения2.

В Европе обо всем этом тогда не было известно, а о свидетельствах Марко Поло давно забыли. В начале XVII в. произошло как бы второе открытие Западом китайских евреев, когда в 1605г. в Пекине к патеру Риччи пришел 60-летний “кайфэнец”, “принявший его за единоверца и пожелавший вследствие этого познакомиться с ним... Разговор еврея начался следующими словами: “В китайской книге я читал, что вы не язычники, как гои, а поклоняетесь одному Богу небес и земли”. Сказав это, еврей пришел в радостное волнение, полагая, что приехавшие купцы исповедуют закон Моисеев: он не знал о существовании Нового Завета. Патер Риччи пригласил его в комнату, где глазам еврея представилось на картине изображение Иоанна, преклоняющегося перед Христом и Марией. Еврей, принимавший миссионера за единоверца, а картину за изображение Ревекки и ее двух сыновей, Иакова и Эсава, восторженно заявил: “В жизни своей я не стоял на коленях перед картинами, но теперь я это сделаю, ибо картина эта напоминает мне о моих достойных предках”. При этих словах он преклонился.

В комнате находилась также группа из четырех статуй апостолов, и еврей спросил, не относятся ли они к двенадцати сыновьям Иакова; патер, который плохо понимал по-китайски, ответил утвердительно и спросил, какую религию он исповедует. Из ответа миссионер понял, что его посетитель считает себя последователем закона Моисеева, а чтобы убедиться в этом, он повторил свой вопрос: “Ты Иегуди?” и Получил в ответ: “Нет, я Израели”. Затем миссионер показал еврею латинскую Библию, которая содержала в себе несколько древнееврейских букв, и

1 J.Preuss, op cit, p.7-8

2 Ibid , p. 15-16

тот немедленно нашел их, но читать не умел. Обратившись потом к окружавшим его лицам, еврей сказал: “В моем родном городе находится много детей Израиля, у них есть большая синагога, которую теперь починяют, и свиток Св. Писания, написанный несколько столетий тому назад...”

По желанию присутствующих он рассказал на память некоторые эпизоды из Библии об Аврааме, Эсфири и Юдифи. Кроме того, он сообщил, что многие из его родственников говорят по-древнееврейски, его же воспитали китайцы, поэтому отношение родных к нему нехорошее. Он ос-новательно изучил китайскую науку, его хотели сделать высшим сановником, но он ограничился профессией врача и никогда не имел намерения переменить веру своих предков”1.

Сам Риччи был уже слишком стар, чтобы поехать в Кайфэн, однако послал туда иезуита-миссионера, а потом и группу миссионеров. На основании их наблюдений был составлен доклад о жизни и религиозной деятельности общины, о хранившихся в синагоге сочинениях на иврите. Доклад был послан в Ватикан и некоторое время спустя опубликован. Так на Западе узнали о необычайном факте существования в течение нескольких веков в сердце Китая еврейской общины, не имевшей никаких контактов с евреями других государств.

В течение трех последующих веков к этой общине проявляли большой интерес. Ее посетили иезуитские и протестантские миссионеры, китайские христиане, несколько иудаистов-евреев, появились книги, монографии, множество статей в газетах и журналах2. Например, в 1760г. Исаак Ниэто, хахам лондонской общины, обратился к “кайфэнцам” с письмом на еврейском языке, умоляя их дать знать о своем происхождении, современном состоянии и своих нуждах. Их ответ, написанный на китайском и еврейском, по одним данным, исчез3, а по другим — сохранился4. Как бы там ни было, когда в XVIII в. иезуиты снова посетили Кайфэн, они застали еврейскую колонию в упадке. Наиболее образованные из ее членов понимали лишь несколько абзацев Пятикнижия и молитвенников, хотя некоторые обычаи своих предков помнили и исполняли. Они практиковали обрезание, соблюдали субботу и другие праздники, жили особняком в центре города, но были женаты на китаянках, носили китайские имена и одежду, поклонялись Конфуцию. Община значительно уменьшилась. В 1764г. отец Гозани обнаружил уже только семь кланов: Чжао, Цзинь, Гао, Чжан, Ши, Ли и Ай (примерно тысячу человек)5.

Девятнадцатый век

В прошлом столетии евреи, жившие в различных государствах мира, по-прежнему пытались установить контакт со своими китайскими соплеменниками. Так в 1815г. лондонские евреи снова отправили письма на иврите в кайфэнскую общину, но ответа не получили6.Когда в 1849г.

1 А.Кац, указ. соч., стр.8-10

2 J.Preuss, op. cit., p.1-2

3 “Еврейская энциклопедия”, т.9, стр.493

4 “The Jewish World”, 22 VI. 1990

5 J.Preuss, op. cit., p.22

6 Ibid., p.25

 

епископ Смит был направлен в Гонконг, Лондонское общество по распространению христианства среди евреев поручило ему выяснить условия, в которых живут “кайфэнцы”. В следующем году двое китайцев-христиан были посланы из Шанхая в Кайфэн и обнаружили, что синагога опять сильно разрушена наводнением. Представив “кайфэнцам”рекомендатель-ное письмо, сочиненное на иврите торговцем-евреем в Шанхае, они получили разрешение скопировать китайские и древнееврейские надписи в синагоге, восстановить которую обедневшая община была не в состоянии. Некоторые из членов общины держали маленькие магазинчики, другие занимались сельским хозяйством (работали на фермах за городом), и лишь немногие оставались жить в синагоге. Ранее они обращались к императору с просьбой посочувствовать их бедственному положению, но ответа не последовало.

Еврейское население Кайфэна в то время насчитывало около трех-четырех сотен человек. Никто из них не понимал древнееврейские тексты, последний раввин умер в начале XIX в.1.

В 1875г. миссионеры вновь были посланы в Кайфэн. Их снабдили денежными средствами для покупки древнееврейских манускриптов, но потребовалось целых две недели, чтобы убедить кайфэнских евреев расстаться со священными для них текстами Пятикнижия; Вместе с миссионерами в Шанхай прибыли два еврея из Кайфэна, которых оказалось невозможно отличить от китайцев, да и имена у них были нееврейские. Оба подверглись обрезанию и утверждали, что этот обряд еще существовал в их общине. В Шанхае “кайфэнцы” пробыли несколько месяцев, посвятив их изучению иврита2.

В следующем году в США было организовано Еврейское общество, которое собрало средства в помощь китайским соплеменникам, однако Тайпинское восстание, а также разразившаяся в США гражданская война свели на нет все эти усилия. В 1864г. Еврейское общество было организовано и в Лондоне. Оно хотело отправить в Кайфэн экспедицию, но из-за смерти руководителя экспедиции эта идея была вскоре оставлена3.

Американский миссионер Мартин, побывавший в Кайфэне в 1866г., вновь живописал плачевное положение тамошних евреев и сообщил, что три года спустя он “отправил письмо редактору “Джуиш Тайме” в Нью-Йорк, в котором изложил приведенные здесь наблюдения и предложил устройство еврейской экспедиции в Китай. Предложение мое вызвало даже некоторые прения в еврейском обществе, но не привело ни к какому результату, если не считать, впрочем, полученных мною некоторых писем на еврейском языке с просьбой отослать их к китайским евреям, т.е. к народу, забывшему язык своих предков”4. Как видим, иудеи из внешнего мира не очень торопились помочь своим собратьям: первым еврейским визитером в Кайфэне оказался австриец Либерман, которого в 1867г. послала в Китай Англо-еврейская ассоциация. Он уже не нашел синагоги, поскольку она была разрушена в середине века и не реставрировалась

1 Ibid., р,23

2 Ibid.

3 Ibid., p.25

4 Цит. по: А.Кац, указ. соч., стр.21

из-за недостатка средств, но с удовлетворением отметил, что некоторые из 400-500 еврейских семей, сохранившихся в Кайфэне, еще владеют отрывками текстов на иврите и соблюдают субботу1.

В конце XIX века крупный еврейский деятель Моисей Монтефиоре вместе с членом лондонского дома Ротшильдов снарядил еще одну экспедицию, которая должна была заняться ознакомлением с еврейскими общинами в Китае и их нуждами. Экспедиция пришла к выводу о бедности китайских евреев, о том, что общее их число составляет 80.000 душ, живущих преимущественно по р.Янцзы в провинции Хэнань2, однако реальной помощи им по-прежнему не оказала, хотя у Ротшильдов для этого было достаточно возможностей.

Лишь в 1900г. возникло Общество по спасению китайских евреев, причем организовала его молодая еврейская колония Шанхая. Общество послало в Кайфэн письмо на китайском и древнееврейском языках, а ответ пришел только на китайском и был весьма осторожен: возможно, из-за неприязненного отношения к иностранцам среди китайцев после “боксерского” восстания. По настоянию Общества, несколько евреев из Кайфэна были снова посланы в Шанхай. Например, в 1901г. туда приехал пожилой еврей Ли Цзиншэн с двенадцатилетним сыном Ли Цзунмаем, а затем еще четверо. В то время в Кайфэнской общине будто бы осталось всего 140 взрослых, которые отличались от китайцев лишь тем, что не поклонялись идолам и не ели свинину. Кроме того, они не пользовались музыкальными инструментами во время свадьбы и всячески противопоставляли себя мусульманам.

Согласно отчету Перлмана, который изучал прибывших, их черты лица оказались совершенно китайскими: узкие глаза, широкие скулы, желтый цвет кожи. Только у одного молодого человека лицо имело нечто схожее с еврейским типом лиц. Лбы их были побриты, они носили косу и одевались как обыкновенные китайцы или маньчжуры. Женщины так же сдерживали рост ступней, как и китаянки. Никто из кайфэнцев не умел ни читать, ни писать на иврите, не соблюдал субботу и обрезание, но все они пожелали подробнее узнать о религии предков.

В Шанхае их научили читать по-древнееврейски и познакомили с основами иудаизма. Сыну Ли Цзиншэна сделали обрезание, дав ему имя Израиль. Затем Общество по спасению китайских евреев решило восстановить синагогу и послать в Кайфэн учителей. Однако необходимую для этого первоначальную сумму (5 тысяч фунтов стерлингов) собрать не удалось, даже обратившись к евреям во всех странах мира. Причиной этого сионисты называют то, что мировое еврейство только что оказало крупную финансовую помощь своим соплеменникам в России и Румынии.

Когда кайфэнские евреи поняли, что идее восстановления синагоги не суждено скоро сбыться, они потеряли к шанхайцам всякий интерес и вернулись домой. Правда, Ли Цзиншэн с сыном остался в Шанхае. Несколько лет спустя он умер и был похоронен на еврейском кладбище. Но его сын проявлял к иудаизму все меньше внимания, работал в одной еврейской шанхайской фирме и умер в 1948г., вернувшись в Кайфэн3.

1 См. А.Кац, указ. соч., стр.19, J.Preuss, op. cit., p.27

2 А.Кац, указ. соч., стр.22

3 См. J.Preuss, р.26-28

 

В последнее время кайфэнские евреи после длительного перерыва вновь начали напоминать о себе. Одни подают заявления на выезд в Израиль, другие официально обращаются к правительству Китая за разрешением именовать себя в документах, удостоверяющих личность, евреями. Начата кампания за признание китайскими властями статуса “кайфэнцев” одним из национальных меньшинств КНР. Об этом, в частности, сообщалось в материале, опубликованном “Российской газетой”1, который, насколько нам известно, стал первым сообщением о евреях в Китае в прессе России после октябрьского переворота 1917 года. Правда, уже его название, как это обычно бывает в материалах, касающихся подобной проблематики, затушевывает существо проблемы. На самом деле, не “китайцы захотели стать евреями”, а китайские евреи сочли ситуацию по определенным и, видимо, весьма серьезным основаниям, достаточно созревшей для того, чтобы часть из них вышли из состояния криптоевреев (то есть евреев тайных), в котором они пребывали, по некоторым сведениям, более 100 лет, и открыто заявили о своей принадлежности к еврейству.

Что касается требования “кайфэнцев” о предоставлении им статуса национального меньшинства, то оно пока властями КНР, насколько известно, отвергнуто. Но главное не в этом. Главное — что еще в одной стране мира создана проблема, которая, безусловно, станет предметом разносторонней заботы “международного сообщества”.

Новые общины

Сразу же после Опиумных войн, навязанных английскими колонизаторами Китаю в 1840 и 1860 гг. “некоторые евреи, пользовавшиеся покровительством англичан, переехали в Шанхай и Гонконг, где они занимались перевозкой опиума и хлопка”2. Именно отстаивая их интересы, как считает И.Бакони3, английское правительство и затеяло эти войны. Среди подобных еврейских коммерсантов оказался, например, Илия Давид Сассун из Бомбея, который в 1850г. создал филиал своей фирмы в Шанхае. Родился Илия в Багдаде, где его отец был банкиром турецкого правительства. Затем, уже находясь в Индии, Илия специализировался на продаже опиума Китаю, поскольку судьба китайского народа на фоне крупных барышей его абсолютно не беспокоила. В Шанхай его сопровождал другой богатый багдадский еврей — Кадури, с которым Илия создал совместную фирму “Сассун и Кадури”, а также построил в Шанхае синагогу. Новая еврейская община там вплоть до 1905г. состояла в основном из сефардов, т.е. евреев афро-азиатского происхождения4.

За три поколения своего существования Сассуны стали самым богатым еврейским кланом в Китае. Интересно, что их совместная с Кадури компания по-китайски называлась “Заморские лекарства”, что звучит по-истине издевательски, если вспомнить, что речь шла об опиуме. Одним

1 В.Кущеев. Китайцы захотели стать евреями. — “Российская газета”, 16,02.1995г.

2 “Jewish encyclopedia”, v-4, p.36

3 I.Bakony, op. cit., p. 17

4 Ibid., p. 19-20; “Castilian Jewish Encyclopedia”, vol.3, p.325

из ведущих наркоторговцев был также еврейский коммерсант Эзра. Нажившись на наркотиках, эти предприниматели в дальнейшем отмывали свои деньги при производстве шелка и других товаров, строили в Китае здания и “богоугодные” заведения1 .

Первая еврейская школа в Шанхае была создана в 1902г. английскими евреями Абрахамом и Соломоном. Главным предметом считалось изучение иврита и Ветхого Завета. Преподавание велось на английском, китайском, французском и русском языках. Количество учащихся доходило до 650, потом (после революции 1949г.) снизилось до 100. Закрыта эта школа была только в 1951г. Сейчас в ее здании — Шанхайский городской отдел просвещения2.

В том же городе в 1904г. начала издаваться первая в Китае газета для евреев на английском языке, которая называлась “Еврейской газетой” или “Посланцем Израиля”. Выпускала ее Организация шанхайских сионистов3. Вообще, начиная со второй половины XIX века, в деятельности международного еврейства все явственнее проступает политико-идеологический оттенок. Застрельщиками новых контактов с Китаем выступили именно сионисты. Еще в прошлом столетии они писали, что западные “державы заинтересованы в создании еврейского государства, которое будет посредником между Европой и конечными частями Азии”4. Европейские колонизаторы, в частности английские, вполне поддерживали сионистов, заявляя: “Божественное провидение расположило Сирию и Египет на пути Англии к наиболее важным районам ее колониальной внешней торговли — Индии, Китаю, Индонезийскому архипелагу и Австралии”5. В результате этой совместной деятельности на рубеже XIX-XX веков сложилась целая империалистическо-сионистская сеть, охватывающая практически весь мир.

Окончательное оформление сионизма было и завершением многовекового процесса и началом нового (“современного”) этапа, отмеченного особой агрессивностью.

Россия, сама оказавшаяся жертвой сионизма, одновременно стала передаточной инстанцией его влияния на Восток. Недаром в начале XX века под эгидой еврейской буржуазии возникают Русско-Китайский, а затем и Русско-Азиатский банки. Оба эти предприятия находились в теснейшем контакте с правительственным аппаратом, да и отдельные представители царской верхушки играли достаточно красноречивую роль. Один из крупнейших масонов России, министр финансов, а позднее премьер-министр С.Ю.Витте, руками ненормальной профессорши Лохтиной “открывший” для императорской семьи Распутина, не без оснований подозревался в связях с сионистами, в частности, с международными банкирами Ротшильдами и Мендельсонами. Отражая интересы сионистского капитала, он проложил Китайско-Восточную железную дорогу, вдоль ко-

1 Ван Циньюй, указ, соч., стр.3, 6-7

2 Там же, стр.12

3 Там же, стр. 11

4 Цит. по: Против сионизма и израильской агрессии. М., 1974, стр.92

5 N.Sokolov. History of Zionism, vol.II, p.222; Ю.Иванов. Осторожно — сионизм! М., 1971, стр.33

 

торой селились и евреи, и вел войну с Японией, так дорого обошедшуюся

РОССИИ1.

К тому же поколению, что и Витте, принадлежал один из первых российских сионистов, впоследствии уехавший в Китай, — доктор А.И.Кауфман. Интересно, что он более тридцати лет, с 1912 по 1945 гг., стоял во главе еврейских общин в Китае. Когда наша армия освобождала Маньчжурию от японцев, она арестовала этого ретивого эмигранта, так что до своей следующей эмиграции он пробыл в заключении, а затем выпустил в Израиле книжку “Лагерный врач. Шестнадцать лет в Советском Союзе”2. В то самое время, когда он процветал среди го-миньдановцев и, возможно, японцев, будущий израильский министр иностранных дел Абба Эбан служил в британской разведке, вербуя шпионов для “специальных и опасных акций” на Дальнем Востоке3. Он мог бы, наверное, рассказать немало любопытного о докторе Кауфмане, но эти сведения нам пока недоступны.

В начале нашего столетия

Итак, к рубежу веков в Китае, помимо Кайфэнской общины, сложились еще еврейские колонии в Шанхае и Маньчжурии. В связи с этим тогда довольно живо обсуждался вопрос о том, сколько же всего евреев имеется в этой стране. Например, атташе китайской миссии в Берлине сказал А.Кацу, что “ныне в его отечестве насчитывается не менее полумиллиона евреев... Один английский еврей, капитан корабля, крейсировавшего вдоль северных китайских берегов, ...сообщил даже, что он наткнулся на большой город, населенный исключительно евреями, которых насчитывается там до миллиона”4. И, наконец, совершенно сенсационную корреспонденцию опубликовала 3 августа 1900г. австрийская газета “Ди вельт”, основываясь на интервью, которое аргентинский сионист Я.Ли-ховицкий взял у одного китайского дипломата. Вот краткое изложение этой корреспонденции:

“Путешествующий ныне по Южной Америке китайский ученый, доктор Конг-И-Лонг, проездом остановился в нашем городе. Китайский вопрос теперь более чем актуален, и весьма естественно, что наши журналисты поспешили воспользоваться “героем дня” для получения разъяснений относительно кровавых событий, происходящих в последнее время в его отечестве. Доктор Конг-И-Лонг утверждал, что причину возникших смут в Китае не следует приписывать религиозному фанатизму китайцев, так как они отличаются веротерпимостью, и ссылался на то, что китайцы не преследуют евреев.

Слова эти побудили кружок сионистов под названием “Лига доктора Герцля” интервьюировать ученого • китайца. Для этой цели “Лига” выбрала делегацию, в которую вошли гг, Л.Бергман, М.Гельденберг и пи-шущий эти строки... Д-ру Конг-И-Лонгу, бывшему китайскому

1 Идеология и практика международного сионизма. М., 1978, стр,205; “Наш современник”, 1979, № 4, стр.78

2 Общество по исследованию еврейских общин в странах рассеяния Каталог книг 1978/79. Иерусалим, 1979, стр.3

3 Л.А.Моджорян. Сионизм как форма расизма и расовой дискриминации. М , 1979, стр. 14-141

4 А.Кац, указ, соч., стр.22-23

посланнику в Вашингтоне, в настоящее время путешествующему с тайной миссией своего правительства, примерно 62 года, он носит национальный китайский костюм и весьма любезен в обращении...

Мы попросили сообщить нам более точные сведения о китайских евреях, о которых мы, к сожалению, ничего не знаем, за исключением разве того, что один немецкий миссионер встретил в Китае некоторые еврейские семейства.

— Я имел часто сношения с нашими евреями, — сказал доктор, — знаком с их представителями и руководителями и питаю к ним наилучшие симпатии... Предки наши, которые нашли много сходства между еврейской религией и религией Конфуция, немедленно наделили их всеми гражданскими правами, и с тех пор они стали мирными поселенцами нашей страны. Теперь большинство евреев живет спокойно и счастливо в провинции Хэнань, возле г.Кайфэна. Кроме того, они во множестве живут в пяти провинциях, орошаемых рекой Янцзы. В Пекине немало ученых и чиновников из евреев. Многие из моих товарищей — евреи, которые вместе со мной учились в пекинском университете... Знатнейшие мандарины ведут с ними дела и имеют управителями своих имений евреев. Тысячи евреев служат в войсках и между ними много офицеров и даже несколько генералов...

— А сколько евреев находится в Китае? — спросил делегат, и на это доктор ответил:

— Достоверно не могу сказать, но если христиан насчитывают в Китае до 5 миллионов, то евреев можно насчитать до 40, а может быть даже более миллионов (???), так как целые города заселены исключительно евреями. Например, могу указать на город Амой, в котором считают 80.000 еврейских жителей...”1.

Взволнованная этими данными, газета “Русский листок” акцентирует внимание на том, что 40 миллионов — это около 10% тогдашнего населения Китая, подвергает такое число известному сомнению, но считает, что “20 миллионов есть цифра более чем вероятная”2. А.Кац тоже сомневается в некоторых выводах Конг-И-Лонга и не без оснований утверждает: “Тем не менее его предположение о существовании более 40 миллионов евреев в Китае можно считать правдоподобным, имея в виду, что по статистике человеческое население в сто лет удваивается... Если за два с половиной века до начала христианской эры в Китай переселилось даже небольшое число евреев, то их потомство в настоящее время может образовать многомиллионное население”3.

Еврейские авторы обычно сводят число своих соплеменников в Китае к минимуму; эксперты-неевреи поступают наоборот. Давно известно, что еврейское руководство не допускает точного подсчета еврейского населения чужими4. А между тем “международные евреи и их пособники... на самом деле многочисленнее, чем это кажется легкомысленной массе

1 Цит. по: А.Кац, указ. соч., стр.34-36

2 Приложение к газете”Русский листок” за 1901г., 8.07,1901

3 А.Кац. Указ, соч., стр.38

4 См., например, Д.Рид. Спор о Сионе. М., 1993, с.318

 

людей, которая защищает все, что делает еврей, так как ей внушили, что все, что делают еврейские вожаки, прекрасно” .

Определенную роль в подготовке сионистского влияния на Китай сыграли лжехристианский орден тамплиеров и его преемники масоны, которые тоже стремились восстановить “храм царя Соломона” После того, как в XV веке мировой синедрион вместе с остатками разбитых тамплиеров переселился в Шотландию, Великобритания, по словам русского публициста начала XX века, “достигла звания владычицы морей и мирового богатства”. Отсюда синедрион “покрыл Сетью масонских лож всю Европу и все ее мировые колонии”, включая Китай, хотя последний, строго" говоря, был не колонией, а полуколонией. В том же начале XX века газета “Земщина” писала, что в Китае существует 18 ответвлений одной только Английской великой масонской ложи2.

Со свойственной им хитростью, масоны и гальванизированные тамплиеры выступали на Востоке под видом благотворителей, например, борцов против алкоголизма. “В Индии, — сообщал в 1902г. журнал “Мир Божий”, — орден тамплиеров имеет две ложи с 3.900 членами, он распространился уже в Аравии, в Палестине и в Китае”. Далее журнал отмечает, что начиная с XIX века главным “национальным злом для Китая является не пьянство, а курение опиума”3, навязанное в первую очередь англичанами. И все-таки мнимые борцы за гуманизм и трезвость продолжали проникать в эту страну. Не изменили масоны своей тактике и в настоящее время, разве что теперь они больше говорят о борьбе против СПИДа, о чем еще будет сказано ниже.

При милитаристах и гоминьдановцах

После краха в 1912г. монархии и образования республики Китай стал ареной противоборства различных местных милитаристов, а в 1927-1949 гг. находился под властью “национальной партии” (гоминьдан). В северном Китае продолжалось русско-японское соперничество, причем некоторые из находившихся там евреев вступали в союз с белогвардейцами. Так, “В.С.Слуцкий, офицер семеновских войск, остался при атамане Семенове после расформирования недолго просуществовавшей в Чите еврейской роты. Он перешел на хозяйственную должность, продолжал служить и дослужился до подполковника... Коммерческие дела Слуцкого невольно сталкивали его с различными людьми; некоторые из них ставили ему в вину, что, будучи евреем, он считал себя настоящим семе-новцем и был предан атаману”4. Даже в 40-х годах в Китае по-прежнему существовал белоэмигрантский Антикоммунистический комитет, в котором участвовали евреи. Они не подлежали военному призыву, но были обязаны вносить денежные взносы в Комитет. Еврейская колония Циндао, например, была обложена данью в 5 000 долларов5.

1 Г.Форд. Международное еврейство М., 1993, с.35

2 С.Нилус. “Близ есть, при дверех” Сергиев Посад, 1917, с.226, 267

3 “Мир Божий”, 1902, № 9, стр 33

4 П.Балакшин, указ соч., стр.246-247

5 Там же, стр.261

В 10-20-х годах еврейские предприниматели играли немалую роль в экономической жизни Китая. С 1931г., когда японцы захватили Маньчжурию и стали угрожать всей стране, евреи частично свернули свои инвестиции, начали уезжать за границу1, но иногда ограничивались переездами из одной провинции в другую. Это проявилось и в сфере культуры, что видно на примере фельетонистки Ю.Крузенштерн-Петерец, которая в начале 30-х годов переехала из Харбина в Шанхай. В Харбине она сотрудничала в газете “Гун-бао”, издававшейся на русском языке, в Шанхае тоже занималась журналистикой, потом эмигрировала в США и была редактором газеты “Русская жизнь” в Сан-Франциско2.

Порою такие перемещения внутри Китая приводили лишь к расширению деловой активности, о чем свидетельствует судьба “бывшего амурского журналиста” Евгения Самойловича Кауфмана. До революции он сотрудничал в газетах Томска, Иркутска, Благовещенска и Зеи-Пристань. В Харбине Е.С.Кауфман стал владельцем крупной ежедневной газеты “Рупор”, а с 1929г. сделался также директором-распорядителем журнала “Рубеж” и детского журнала “Ласточка”. Неожиданная смерть М.С.Лем-бича в Шанхае в 1932г. принесла Кауфману еще одно газетное дело. Банки, заведовавшие финансовыми операциями издательства “Заря”, пригласили Кауфмана на пост директора-распорядителя этого издательства. Так Кауфман стал самой крупной величиной в среде русскоязычных газетных издателей на Дальнем Востоке3.

О кайфэнских евреях в это время почти никто не вспоминал. Правда, в 1932г. один их американский соплеменник — д-р Браун — посетил Кайфэн, где епископ Уайт познакомил его с тамошней общиной. Из разговоров с “кайфэнцами” Браун понял, что они еще сознают себя евреями и рады встретить родственную душу из другой части света. На вопрос Брауна, в чем они нуждаются, один из них ответил: “Нам нужны школы для наших детей, где они могли бы узнать, кто они такие и почему отличаются от прочих китайцев. Мы знаем, что мы — евреи, наш народ пришел сюда много веков назад, когда-то у нас были синагога и раввин. Сейчас мы утратили все, что у нас было, но хотим, чтобы наши дети знали обычаи своих предков и шли по их стопам”4.

На самом же деле “кайфэнцы”, по-видимому, не утратили своей силы, только проявляли ее не совсем обычным путем. И.Бакони обращает, например, внимание на то, что “евреи в Китае, следуя правилам, описанным еще в библейской Книге Эсфири, использовали своих женщин, чтобы завлекать в сети гойских лидеров. Известно, что эта иудейка сумела влюбить в себя персидского царя и стала царицей Персии, сделав своего дядю первым министром. Аналогичными средствами добилась крупного успеха в Китае нашего столетия еврейская семья по фамилии Сун. Одна из сестер вышла замуж за д-ра Сунь Ятсена, который сверг многовековую китайскую монархию и стал первым президентом Республики. Другая сестра вышла за генералиссимуса Чан Кайши, президента

1 См. Ван Циньюй, указ, соч., стр.9

2 В.П.Петров. Шанхай на Вампу. Вашингтон, 1985, стр.34

3 Там же, стр.35

4 Цит. по: J.Preuss, op, cit., p.28

 

гоминьдановского Китая. Вдова Сунь Ятсена стала крупной деятельницей в маоистском Китае, где она живет и сейчас, пользуясь славой национальной героини. Нет сомнения, что она поможет международному иудаизму установить контроль тайных евреев над китайцами, когда умрет председатель Мао Цзэдун”1.

Эти раздумья как бы подкрепляет один из самых проницательных наших наблюдателей, П.П.Владимиров, в записи от 22 февраля 1943г.: “В Вашингтоне — мадам Чан Кайши (Сун Мэйлин), которая часто выполняет роль личного представителя главы центрального правительства. Очевидно, не без ее вмешательства Рузвельт принял решение об увеличении военных поставок Китаю”2. Что касается ее сестры Сун Цинлин, то она тоже по-своему наводила мосты между Китаем и мировым сионизмом, основав в КНР англоязычный журнал “Китай на стройке”, главой которого в течение 30 лет был Израиль Эпштейн. В 1982г. этот журнал опубликовал фотографию Сун Цинлин, принимающей Эпштейна у себя дома, и статью главного редактора со словами: “После падения “банды четырех” в 1976г. мы старались направить “Китай на стройке” по пути, который бы сохранил и развил атмосферу, созданную Сун Цинлин, Чжоу Эньлаем и другими”3. Об Эпштейне и Чжоу Эньлае речь еще будет ниже.

Снова в Шанхае

В 10-40-х годах главным центром китайских евреев становится капитализирующийся Шанхай. Еврейская община состояла здесь из трех различных групп. Первая — это евреи из Багдада и Англии, которые приехали торговать в открытых портах Китая сразу после опиумных войн. Самыми известными из них были члены семьи Сассун, чья база находилась в Бомбее. В Китае они специализировались по складам и транспорту, но в результате ловких спекуляций землей заняли прочные позиции во всех сферах торговой и финансовой жизни южного Китая. Это была в основном сефардская община, хотя и с западным оттенком.

Вторая группа образовалась после русско-японской войны и особенно после революций 1917г., состояла из ашкенази (европейских евреев), тоже активно участвовала в торговой жизни Шанхая и имела прочные связи с мировым сионизмом. Первым из наиболее видных лидеров этой группы был Н.Э.Б.Эзра, который начал издавать в Китае еврейскую газету “Израэлз мессэнджер”.

Третья группа — беженцы от нацистов. С 1933г. эмигрировали в основном квалифицированные специалисты, а к 1938-39 гг. — уже целый поток. По некоторым подсчетам, к августу 1939г. в Шанхай прибыли 20 тыс. беженцев, в большинстве своем немецкие евреи. В отличие от двух предыдущих групп эта группа была как бы транзитной4.

После 20-х годов торговля опиумом, на которой разбогатели Сассуны, Кадури и прочие, начала приходить в упадок, но зато расцвела торговля оружием: от винтовок, патронов до пулеметов и торпедных катеров. Те

1 I.Bakony, op. cit., p.23

2 П.П.Владимиров. Особый район Китая. М , 1973, стр.131

3 “China Reconstructs”, vol.XXXII, № 1, January 1982, p.5

4 “Encyclopedia judaica”, p. 183-184

же Кадури и другие соперничали между собой в продаже иностранного оружия китайским милитаристам. Одновременно с этим еврейские предприниматели Шанхая вкладывали капиталы в импортную и экспортную торговлю, в банковское дело, недвижимость, машиностроение, ткацкие фабрики и т.д.1.

Долгое время большинство шанхайских евреев имело английские паспорта и довольно четко делилось на сефардов и ашкенази, но в 1928г. обе эти группы объединились под наблюдением тайной еврейско-масо-нской ложи “Бнай Брит” (“Сыны завета”), базирующейся в США и незадолго до того создавшей свой филиал в Китае. Известно, например, что в 1940г. этот филиал возглавлял английский еврей Мендель Браун2. В 1929г. возникла и главная в Шанхае сионистская ассоциация — Союз сионистов-ревизионистов Китая. Она выступала против арабо-еврейской автономии, за неделимую Палестину и Великий Израиль, имела собственный печатный орган — журнал “Тагар” (“Борьба”) и молодежный филиал — Союз еврейской молодежи. Часть руководства этой ассоциации тяготела к США, а часть — к СССР, но и те, и другие не исключали террористических методов для устрашения англичан и арабов, даже собирали средства и добровольцев на эту борьбу3.

Когда в 1893г. российский генеральный консул проезжал через Шанхай, он обнаружил там только одного постоянного жителя из России — Хай-мовича, дети которого продолжали жить в Шанхае и в 30-х годах4. Но теперь там было много новых российских евреев, до трех тысяч. Они содержали магазины готового платья, гастрономы, кафе, рестораны и, хотя не играли ведущей роли в еврейских торговых кругах, все же были весьма значительны и по численности и по своему влиянию5. В 1932г. в Шанхае образовался Совет объединенных русских организаций (СОРО), в который вошли 36 различных союзов, в том числе и русская секция еврейской религиозной общины6. Впоследствии белоэмигрантская печать писала, что эта организация “была создана при поддержке гоминьдана и финансировалась еврейскими дельцами с целью захвата власти над русской колонией и устранения недостаточно удобного и послушного Русского эмигрантского комитета”7.

Большинство еврейских беженцев прибыло в Шанхай в 1939-41 гг., в основном из Германии и Австрии, меньше — из Польши, Чехословакии, Румынии и других стран8. Они жили в разных районах города, однако в феврале 1943г. японские власти приказали создать для евреев отдельный район, где провели годы войны около 16 тыс. беженцев, испытавших голод, болезни, нищету и репрессии9. Часть из них становилась легкой

1 См. Ван Циньюй, указ, соч., стр.3, 6, 7

2 I.Bacony, op. cit., p.21-22

3 Ван Циньюй, указ, соч., стр.17-18

4 В.В.Петров. Шанхай на Вампу, стр.22-23

5 Ван Циньюй, указ, соч., стр.3

6 П.Балакшин, указ, соч., стр.338

7 “Нация”, орган Российского национального фронта, 24.XI. 1940

8 Ван Циньюй, указ, соч., стр.4

9 “Encyclopedia Judaica”, p, 184

 

добычей для вражеских разведок, как еврейки, которых обрабатывал немецко-японский шпион Грутлей. Впрочем, бывали и другие случаи: например, Рихарду Зорге в Шанхае помогала немецкая еврейка Ирена Видемайер1. Иногда еврейки выходили замуж за японцев. После поражения Японии эти женщины просили вернуть им прежнее гражданство, но далеко не всегда получали его2.

В момент окончания антияпонской войны в Шанхае скопилось 27 тыс. эмигрантов из Германии и Австрии, среди которых 20 тыс. составляли евреи. Одни из них вернулись в Европу, другие уехали в США, Канаду, реже — в Австралию и Латинскую Америку. Из восточноевропейских евреев больше всего было польских — свыше 800. Основная их часть тяготела к варшавскому правительству, меньшая — к лондонскому (так называемому правительству в изгнании), но почти все они мечтали эмигрировать в США. Аналогичным образом вели себя российские евреи. Некоторые из них, желая перейти в советское гражданство, уехали в СССР, и все же в начале 1948г. в Шанхае оставалось 3,5 тыс. российских евреев, составлявших примерно треть еврейского населения города. Они жили довольно богато, к СССР относились по-разному и мечтали переселиться в другие страны, особенно в США. У них были свои организации: “Новые еврейские националисты” (500 чел.), “Либерально-демократический союз” (столько же), “Еврейская компартия” (500 чел.) и т.д. Затем они объединились в “Еврейскую национал-демократическую лигу”, но она просуществовала недолго, так как члены ее быстро разъехались3.

Маньчжурия и другое

Еврейская община в Маньчжурии образовалась в начале века вдоль КВЖД, которая была первым серьезным предприятием российских, в том числе сибирских, евреев в Китае. Во время русско-японской войны здесь, особенно в г.Харбине, осели многие еврейские солдаты и снабженцы русской армии, способствовавшие развитию торговли в этом крае. Они основали фабрики соевого масла, мельницы и другие предприятия, участвовали в добыче угля и леса. Октябрьская революция вытолкнула в Маньчжурию многих восточноевропейских евреев, которые обосновались преимущественно в Харбине, а также в Мукдене (Фэнтяне), Дайрене (Даляне, Дальнем), Тяньцзине, Шанхае. С момента своего образования в 1902г. и до 20-х годов харбинская еврейская община достигла численности 12 тыс. человек и создала немало газет, журналов, синагог, еврейских учебных заведений, сионистских организаций. Особенно активно действовали так называемые сионисты-ревизионисты4. В городе было создано местное отделение получившей в наши дни в России печальную известность организации сионистских боевиков “Бейтар”5.

По свидетельству П.Балакшина, в 20-е годы “на КВЖД широко за-нимались контрабандой, провозом опиума, золота, различных драгоцен-

1 П.Балакшин, указ, соч., стр.358, 362

2 Ван Циньюй, указ соч., стр.4

3 Там же, стр.5, 17

4 “Encyclopedia judaica”, p. 184

5 Д.Стефан. Русские фашисты. М., 1992, с. 101

ностей. Опиум в Китай шел из Приморья, где корейцы засеивали маком огромные пространства, очищенные в Уссурийской тайге... Операциями по перевозке опиума ведали... корейцы, еврейские предприниматели и старожилы-железнодорожники. Одними из самых крупных предпринимателей были кореец Пак и некто Вульфович”1.

Отношения русской и еврейской общин Харбина до и после 1917 года складывались по-разному. До революции явных трений между ними не было. В Маньчжурии отсутствовала и черта оседлости, тогда как в соседнем Уссурийском крае этот принцип неукоснительно проводился в жизнь и распространялся на всех евреев, в том числе на крупных купцов и предпринимателей. Например, даже глава крупнейшей и известнейшей на всем Дальнем Востоке фирмы Л.С.Скидальский не имел права свободного передвижения по краю. Это право было даровано ему персонально только в 1912 году. Вместе с тем, в Маньчжурии он ничем стеснен не был.

Неудивительно поэтому, что когда приезжавших на русский Дальний Восток евреев высылали оттуда как не имевших права на жительство, они уезжали в Маньчжурию, на КВЖД. По свидетельству современника, начальник КВЖД Д.Л.Хорват “не выделял” евреев, не обращал на них особого внимания; для него “евреи отдельно от прочих не существовали”. Естественно, такая “цивилизованная” точка зрения всячески поддерживалась “гражданами мира”, в том числе и через местную русскоязычную прессу, которую и там они постепенно прибирали к рукам. Так, 4 сентября 1911 года издававшаяся в Харбине под редакцией Е.Л.Дыновского “Маньчжурская газета” писала: “Неуместно переносить еврейский вопрос сюда, в русскую колонию, где мы должны поддерживать престиж культурной страны и, как таковой, долженствующей признавать равноправными между собой все народности, населяющие ее”.

В этой атмосфере в Харбине к 1903 году возникло уже более десяти торговых предприятий с еврейским капиталом и число их быстро росло. В том же году уже существовала Харбинская еврейская духовная община (ХЕДО). Тогда же была построена и первая еврейская молельня, известная во время русско-японской войны как солдатская синагога”. В 1909 году открылась Главная синагога, в 1918 году — еще одна, Новая синагога. В городе существовали Еврейская общественная библиотека, которая к 1912 году насчитывала 13 тысяч томов. Еврейская община была первой национальной общиной, основанной в Харбине выходцами из Российской империи2.

После революции в России отношения между русскими и евреями в Маньчжурии складывались не так гладко. В уже цитированной выше книге П.Балакшина говорится: “После прихода японских властей в Маньчжурию фашистский союз3 занял резко антисемитскую позицию. Если объект нападок не был евреем, то он становился масоном или жидовст-вующим”. “Жидомасон” стало наиболее ходким выражением фашистской прессы, а антисемитизм — залогом верности фашистским заветам и зна-

1 П.Балакшин, указ. соч., стр.107

2 Г.В.Мелихов. Маньчжурия далекая и близкая. М., 1991,с.294-295

3 имеется в виду Русская фашистская партия К.В.Родзаевского

 

ком солидарности с немецкими нацистами”. По словам П.Балакшина, это якобы “вызывало самую резкую реакцию со стороны широких эмигрантских кругов”1. В этом же духе вопрос трактуется и в статье Ю.Мельникова, в которой говорится о “презрительном, гадливом чувстве” по отношению к местным фашистам в эмигрантской среде2. Такой “научный” вывод охотно цитирует в своем предисловии к книге Д.Стефана Л.П.Делюсин.

Однако, если оставить в стороне “гадливое чувство”, которое питают русскоязычные авторы определенного толка к русским национальным организациям, и об